Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Друзья-соперники и союзники

7-12-2015, 03:00
...
462
 

«Никто не обнимет необъятного», сетовал в своих четырехтомных мемуарах «Люди и ракеты» академик Борис Черток, искренне считая, что о космосе СССР и России он написал все, а вот о боевой тематике такого труда никто даже не пытается написать.

Автор настоящей статьи, проработав в Московском ордена Ленина (позже дважды ордена Ленина) институте теплотехники ровно тридцать лет (1970–2000), из них 13 лет ведущим конструктором подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК), а затем столько же лет – заместителем начальника отдела боевого управления и защиты от несанкционированных пусков ракет, постарается в силу своих возможностей устранить этот недостаток. Тем более что ему всего 71 год – детский возраст для писания мемуаров.

КОНКУРЕНЦИЯ ГЛАВНЫХ И ПОВЫШЕННАЯ СЕКРЕТНОСТЬ

Как всем известно, в Советском Союзе было два главных конструктора в космической тематике – Сергей Королев (позже Василий Мишин) и Валентин Глушко, три главных конструктора по ракетной боевой стратегической тематике – Сергей Королев, Михаил Янгель (позже Владимир Уткин и Станислав Конюхов) и Владимир Челомей (позже Герберт Ефремов), два главных конструктора по баллистическим ракетам для подводных лодок (БРПЛ) – Владимир Челомей и Владимир Макеев, три главных конструктора по системам управления ракет – Николай Пилюгин (позже Владимир Лапыгин), Борис Коноплев (затем Владимир Сергеев и Яков Айзенберг) и Николай Семихатов (позже). Все они с 1965 года входили в систему Министерства общего машиностроения и занимались, в основном применительно к Ракетным войскам стратегического назначения (РВСН), шахтными ракетными комплексами (РК) с жидкостными ракетами.

Их конкуренция привела практически к тому, что постепенно вопросы построения РК и их управления все более и более отходили к РВСН (Главному штабу, ГУРВО и НИИ-4), а разработчики унифицированных командных пунктов (КП) – Борис Аксютин (затем Александр Леонтенков) и систем боевого управления Ракетных войск – Тарас Соколов (позже Виталий Мельник, Борис Михайлов, Анатолий Грешневиков, Владимир Петухов, Сергей Шпагин) работали непосредственно по заказам Ракетных войск.

Тактической и оперативно-тактической боевой ракетной тематикой с твердотопливными ракетами, естественно подвижной, занималось Министерство оборонной промышленности в Московском институте теплотехники – Николай Мазуров и Александр Надирадзе (Борис Лагутин, Юрий Соломонов), а затем, после перехода Александра Надирадзе к подвижной стратегической тематике, Коломенское КБ машиностроения – Сергей Непобедимый.

Естественно, в условиях царившей в СССР строжайшей секретности кое-какую отрывочную информацию главные конструкторы получали только на министерских НТС в ЦК КПСС и крайне редких совещаниях у высшего командного состава страны, а их заместители – из тоже секретного сборника «Зарубежная печать о Советском Союзе». Приведем только два примера: до сих пор не рассекречено ни одно из 173 авторских свидетельств заслуженного изобретателя Александра Надирадзе, его имя отсутствует даже в алфавитном указателе Российской государственной библиотеки.

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ РАКЕТНЫХ КОМПЛЕКСОВ

К этому времени завершилось создание ракетных комплексов третьего поколения, каждая ракетная кооперация нашла свою нишу: КБ «Южное» – шахтные жидкостные ракеты, Миасс – БРПЛ как с жидкостным, так и с твердым топливом, МИТ – твердотопливные ракеты для ПГРК.

Началась разработка ракет нового поколения. Ими стали:

– глубокая модернизация жидкостной ампулизированной ракеты Р-36 («Воевода», или Р-36М2) шахтного базирования, испытывавшаяся на космодроме «Байконур»;

– новая твердотопливная ракета РТ-23 шахтного и железнодорожного базирования;

– твердотопливная ракета «Темп-2СМ2» подвижного грунтового базирования, получившая в 1979 году после уточнения направления работ в связи с подписанием Договора ОСВ-2 индекс «Тополь», или РТ-2ПМ.

Государственные летные испытания ракет РТ-23 и «Тополь» проводились на космодроме «Плесецк». Председателями Государственных комиссий были начальник Главного управления эксплуатации ракетного вооружения генерал-полковник Георгий Малиновский (по ракете РТ-23) и первый заместитель начальника Главного управления ракетного вооружения генерал-лейтенант Анатолий Фунтиков (по комплексу «Тополь»).

По результатам летных испытаний ракеты РТ-23 было принято решение о ее развертывании только в составе боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) 15П961, в шахтном варианте ракету не развертывать и приступить к работам по ракете РТ-23УТТХ.

Следует отметить, что основными требованиями к ракетным комплексам четвертого поколения стали не столько традиционные требования по сокращению времен боеготовности и повышению точности, сколько вопросы повышения живучести РК. Это обеспечивалось повышением стойкости к поражающим факторам ядерного взрыва шахтных пусковых установок, созданием автономных пусковых установок для ПГРК (автономных модулей для БЖРК).

И вот здесь впервые началось сотрудничество различных коопераций.

СОТРУДНИЧЕСТВО ПРИНОСИТ РЕЗУЛЬТАТ

Проведя по личному поручению Дмитрия Устинова анализ технических решений по БЖРК 15П961, заместитель главного конструктора – начальник комплексного отделения Московского института теплотехники Александр Виноградов – предложил для БЖРК с ракетой РТ-23УТТХ принцип создания железнодорожного состава с тремя ракетами из трех автономных модулей.

Крайне неудачную и ненадежную конструкцию системы подъема ракеты РТ-23УТТХ в вертикальное положение в процессе предстартовой подготовки и пуска БЖРК сменила система быстрого подъема ракеты с использованием турбины с пороховым аккумулятором давления, предложенная и отработанная коллективом разработчиков МИТ под руководством заместителя начальника комплексного отделения Валерия Ефимова, за что он был позже удостоен звания лауреата Государственной премии СССР.

И наконец, небывалый случай – в состав Государственной комиссии по проведению совместных (Министерства обороны и промышленности) испытаний ракетных комплексов с ракетой РТ-23УТТХ был включен заместитель главного конструктора Московского института теплотехники Вячеслав Гоголев!

Где-то в середине 1980-х годов впервые в СССР был создан межведомственный совет трех главных конструкторов ракетного вооружения (Александр Надирадзе, Владимир Уткин, Владимир Макеев), занимавшийся вопросами унификации ракет наземного и морского базирования для последующего поколения РК. Непосредственным результатом этих работ стало создание уже в России ракеты морского базирования «Булава-30» и разработка нового поколения ракет наземного базирования, ведущаяся в настоящее время в корпорации «Московский институт теплотехники».

Но вернемся к концу 1980-х годов.

МОСКВА ОТВЕТИЛА ВАШИНГТОНУ МОБИЛЬНОСТЬЮ

В ответ на ведущиеся в США разработки в Московском институте теплотехники были начаты работы по созданию подвижного варианта базирования тяжелой ракеты разработки КБ «Южное» РТ-23УТТХ подвижного грунтового комплекса на 12-осном шасси и подвижного грунтового старта с малогабаритной ракетой «Курьер» на 5-осном шасси.

Главными конструкторами ракет были выпущены технические предложения по созданию новых и модернизации уже имевшихся на вооружении ракетных комплексов.

КБ «Южное» предложило модернизацию ракеты РТ-23УТТХ (работы были прекращены в связи с распадом СССР) и ракеты для подвижного грунтового РК «Универсал».

НПО машиностроения предложило создать ракету «Альбатрос» с планируемым крылатым блоком.

МИТ был предложен вариант модернизации ракеты и комплекса «Тополь» («Тополь-М») с разработкой новой пусковой установки на 8-осном шасси.

По результатам рассмотрения этих работ в сентябре 1989 года было выпущено решение Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам, предусматривающее разработку универсальной ракеты «Тополь-М» как шахтного (индекс 15П165, головное предприятие – КБ «Южное»), так и подвижного грунтового базирования (индекс 15П155, головное предприятие – МИТ).

Были также разделены и работы по созданию единой универсальной моноблочной ракеты:

– первую ступень ракеты разрабатывало КБ «Южное»;

– вторую и третью ступени – Московский институт теплотехники;

– планируемый боевой блок (впоследствии так и не состоявшаяся разработка) – НПО машиностроения.

Предусматривалось также проведение работ по сборке серийных ракет для шахтного базирования на Павлогорадском машиностроительном заводе, для подвижного базирования – на Воткинском машиностроительном заводе.

Позже РВСН были сформулированы и выданы промышленности тактико-технические требования на разработку комплекса, состоявшие из трех частей. Первая часть – общая – была подписана всеми тремя главными конструкторами и их основной кооперацией. Вторая – требования к шахтному РК – подписана только КБ «Южное» и его кооперацией, третья – требования к ПГРК – только Московским институтом теплотехники.

Тактико-техническими требованиями (ТТТ) Минобороны предусматривалось создание нового унифицированного командного пункта (УКП) 15В244, при этом оговаривалось, что разработка этого УКП должна проводиться по отдельным ТТТ заказчика. Разработчиком УКП являлось ЦКБ тяжелого машиностроения (генеральный директор – генеральный конструктор Александр Леонтенков, его первый заместитель – Глеб Васильев).

Впервые в практике разработки ракетных комплексов предусматривалось включение в состав комплекса стационарного и подвижного командных пунктов дивизии, а также воздушного пункта управления дивизии. Правда, хитрый автор настоящей статьи добился от начальника Главного управления ракетного вооружения генерал-полковника Александра Ряжских включения в текст ТТТ действующего по сей день примечания о том, что «указанные командные пункты разрабатываются по отдельным ТТТ МО в рамках отдельных ОКР и включаются с состав комплекса после принятия их на вооружение Советской Армии».

Началась разработка эскизного проекта и конструкторской документации.

Предусматривалось, что первым на совместные летные испытания выйдет шахтный вариант с размещением ракет в переоборудуемых пусковых установках 15П030 и 15П035 разработки ГНИП «ОКБ Вымпел» (главный конструктор Владимир Баскаков и вскоре сменивший его на этом посту Дмитрий Драгун), затем вариант комплекса с переоборудуемыми шахтными установками ракет Р-36 (индекс ШПУ 15П018) разработки КБ специального машиностроения (генеральный директор Николай Трофимов, главный конструктор Владимир Гуськов).

В связи с распадом СССР было несколько уточнено направление работ по комплексу 15П165:

– разработка первой ступени ракеты передавалась в Московский институт теплотехники, а ее сборка – на ПО «Воткинский машиностроительный завод»;

– было решено, в первую очередь по финансовым соображениям, отказаться от разработки нового УКП и провести модернизацию УКП 15В222, ранее прошедшего совместные испытания в составе шахтных РК 15П018М и 15П060;

– был запланирован (и позже практически полностью реализован) переход на российскую кооперацию.

Первый пуск шахтной ракеты был проведен 20 декабря 1994 года с космодрома «Плесецк» с переоборудованной шахтной ПУ «Южная-1».

Затем пуски ракет проводились также с площадки «Южная-2», из ШПУ, переоборудованной по серийной технологии. Последний, десятый, пуск был проведен в феврале 2000 года с площадки «Светлая-1» из переоборудованной по штатной технологии ШПУ 15П718М.

Государственной комиссией комплекс 15П165 был в мае 2000 года рекомендован к принятию на вооружение Российской армии и спустя два месяца принят на вооружение специальным указом президента РФ.

Опытно-боевое дежурство первого полка (в усеченном составе) комплекса 15П165 было начато в декабре 1997 года в Татищевской ракетной дивизии (Саратовская область).




0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация