Вежливые люди
ВЛ / Статьи

ИГИЛ как «идеальный шторм»

28-10-2015, 05:00
...
724
 

ИГИЛ как «идеальный шторм»

Какую угрозу миропорядку на самом деле несет террористическое «Исламское государство»

Эксперты по Ближнему Востоку предупреждают западное общество о грядущем «Холокосте против христиан». Но все равно в сознании обывателя новая исламская угроза воспринимается куда меньшим злом, нежели неэффективная политика западных же властей.

Алармистов в США все меньше

ИГИЛ*. Сегодня для западного обывателя эта аббревиатура стала едва ли главным пугалом, по крайнее мере, об этом свидетельствуют результаты социологических опросов. Так, по подсчетам Института Гэллап, в феврале лишь 8% американцев считали глобальный терроризм основной угрозой своей стране — и это был самый большой процент за последние восемь лет.

Для сравнения: вскоре после террористической атаки на Нью-Йорк в сентябре 2011 года терроризм как главную угрозу национальной безопасности назвали 46% опрошенных Институтом Гэллапа американцев (ранее подобные опросы не проводились).

После терактов доля алармистов в США пошла на убыль, но вновь резко подскочила летом 2004 года после терактов в Мадриде, где исламисты взорвали четыре пригородных электрички. Правда, теперь число боявшихся глобального терроризма в Америке составило лишь 17%. Через год — новый скачок, после терактов в Лондоне, где взорвали три поезда метро и автобус, — на сей раз Институт Гэллапа выявил 19% американцев, посчитавших террор основной угрозой Америке.

Еще один всплеск, на фоне предыдущих и вовсе крошечный, — с 3 до 8 процентов — произошел в январе 2010 года. Это стало реакций общества на то, что в канун Рождества нигерийский исламист попытался подорвать пластиковой бомбой самолет, летевший из Амстердама в Детройт.

Очевидно, что сегодня основной угрозой для американцев видится именно ИГИЛ. Правда, угроза это кажется очень далекой, судя по общественной реакции, замеренной социологами. Теракты в Мадриде и Лондоне оказались для американского общества более болезненными, нежели даже произошедшие в начале этого года события вокруг «Исламского государства». Напомним, что в январе исламисты уничтожили редакцию левацкого журнала Charlie Hebdo в Париже, а затем показательно казнили несколько заложников из разных стран (в частности, американского волонтера Кайлу Мюллер, похищенную в сирийском Алеппо). Одновременно Барак Обама получил одобрение Конгресса на использование военной силы против «Исламского государства» в течение ближайших трех лет.

Страх гражданской войны

Война с терроризмом для рядового американца все равно кажется далекой и чуждой. И намного менее важной, нежели локальные проблемы: 17% считают, что глобальным вызовом для США является низкая эффективность работы правительства, а 16% - экономические проблемы в целом. А, согласно уже другому февральскому опросу Института Гэллапа, 12% американцев основным врагом своей страны видели вовсе не исламистов, а набирающий экономическую мощь Китай.

Обходит китайцев только Россия (18%) и Северная Корея (15%). А вот, например, Иран как врага Америке воспринимают лишь 9% жителей, Ирак — 8%, а «Исламское государство» — лишь 4% (столько же, как и Ближний Восток в целом).

В тройке же ключевых проблем для рядового американца, согласно проведенному в августе Институтом Гэллапа опросу, были межрасовые конфликты (46%), проблемы в образовательной системе и изменение климата (по 44%). Ну а террор американцы считали таким же важным для них вызовом, как экономические проблемы (по 41%).

Впрочем, само появление на карте «Исламского государства» — это результат того, что США и их союзники проиграли многолетнюю войну с терроризмом, уверены 38% опрошенных службой Rasmussen Reports американцев. И лишь 25% жителей США считают, что войну с глобальным террором выиграла их страна. Лишь треть американцев уверены, что США стали безопаснее после всех беспрецедентных мер, предпринятых после атаки на Нью-Йорк в сентябре 2011 года.

Еще 56% жителей Соединенных Штатов критикуют Барака Обаму за то, что он недостаточно жестко осуждает массовые убийства, совершаемые «Исламским государством». И только 34% считают, что Обама достаточно жесток в своих публичных оценках.

При этом, кстати, все меньше американцев согласны с тем, что в борьбе против «Исламского государства» нужно использовать наземные силы США — то есть рядовых солдат. Скажем, если в октябре 2014 года доля согласных на наземную операцию среди жителей страны составляла 55%, то уже в феврале их было лишь 49%, судя по замерам центра Пью.

Любопытен и другой социологический излом, выявленный центром Пью. Еще год назад 57% американцев считали, что использование военной силы против «Исламского государства» может привести к последствиям куда опаснее, нежели сам террор (памятуя о гражданской войне, последовавшей после американского вторжения в Ирак и Афганистан), а вот 37% считали, что победить террор можно только «подавляющим военным ударом». Сейчас же соотношение сторонников и противников войны практически сравнялось: соответственно, 47 против 46 процентов.

Ну, а как отреагировали американцы на начало российской военной операции в Сирии? По подсчетам агентства Rasmussen Reports (опросы проведены после начала первых бомбардировок), 47% жителей США продолжают считать Сирию и Россию угрозами национальной безопасности своей страны. В то время как ИГИЛ такой угрозой считают 68%. Лишь 11% американцев считают страны бывшего СССР истинными союзниками Америки в борьбе против «Исламского государства», а 24% рассматривают их в качестве врага.

Новое убийство Бога

Вскоре после начала восстания на севере Ирака, после которого весь мир и узнал о существовании ИГИЛ, в Америке принялись споро издавать книги, повествующие об «исламской угрозе». Их названия говорят сами за себя: «Начался ли Холокост против христиан?», «ИГИЛ апокалипсис», «Обезглавливания, рабство и адская реальность радикального ислама», «Бойня приближается», «Убийство Иисуса на Ближнем Востоке», «Внутри армии террора» и другие.

Причем авторами большинства этих произведения были люди, далекие от профессиональных суждений о религии. Самозванные эксперты и «альтернативные историки» вроде наших Александра Бушкова и Анатолия Фоменко. Они-то и формируют в американском обществе алармистские представления о происходящем на Ближнем Востоке.

Показательно, что резкий всплеск писательской активности, начавшийся в США прошлым летом, быстро и закончился. Интерес рядовых американцев, желающих жадно поглощать новости о «новом средневековье» с массовыми казнями, снизился. Любопытно, что книг, посвященных «Исламскому государству», в Европе можно по пальцам пересчитать. Это, в частности, монографии «Глобальный джихад» немецкого публициста Бруно Ширра из журнала Cicero и «Государство террора» итальянской журналистки Лоретты Наполеони — оба специалисты по Ближнему Востоку.

Европейский обыватель, несомненно, сталкивается с деятельностью «Исламского государства» намного чаще, нежели американский. Не секрет ведь, что большое количество молодежи из стран Европы сегодня воюют на Ближнем Востоке (некоторые из них, почуяв запах пороха, возвращаются на родину, называют их европейцы «ИГИЛ-репатриантами»).

В конце апреля Бундестаг принял серию законов, ужесточающий ответственность за причастность к терроризму: в частности, за финансирование террористических организаций и даже планирование поездки в лагеря подготовки боевиков. По данным опроса социологической службы YouGov, 90% жителей Германии поддерживают эти поправки (причем среди них избиратели всех партий, представленных в Бундестаге).

83% немцев считают угрозу, исходящую от «ИГИЛ-репатриантов» большой или очень большой и лишь 9% полагают, что их опасность для общества не очень велика. Весьма показательны различия в ответе на этот вопрос среди представителей разных поколений: если среди пожилых немцев (старше 55%) наибольшую угрозу от «ИГИЛ-репатриантов» видит 89%, то вот среди молодежи (в возрасте от 18 до 24 лет) — только 60%. Не хотелось бы, конечно, верить, что часть из этих опрошенных ребят и самих себя видит на месте завтрашних боевиков.

Но даже при этом уровне боязни террора более половины немцев (51%), уже по самым свежим, сентябрьским замерам, продолжали отвергать любую возможность поддержки сирийского правительства. Зато 29% заявили, что в этом вопросе не определились: они заявляют, что в любой гражданской войне очень сложно провести черту между «хорошими» и «плохими».

Франция: надежда умирает последней

Январский теракт в Париже — нападение на редакцию Charlie Hebdo и кошерный магазин в пригороде — стал для Европы мощнейшим психологическим ударом. Даже спустя месяц, по данным замеров YouGov в Германии, лишь 26% опрошенных сказали, что повторения такой вылазки боевиков «Исламского государства» в ближайшее время не случится. 48% жителей Германии посчитали, что парижский теракт требует ужесточения полицейских мер (и лишь 34% высказались против этого).

Еще более показательны результаты социологических опросов, проведенных в самой Франции. Сразу после парижского теракта социологам Французского института изучения общественного мнения (аналог российского ВЦИОМ) 69% французов заявили, что одобрили бы участие своей страны в коалиционной военной операции против «Исламского государства», а 44% поддержали бы продолжение дипломатических отношений Франции с режимом Башара Асада.

Однако, уже спустя месяц число высказывающихся «за» военную интервенцию снизилось до 56%. Традиционны гендерные и возрастные различия: поддержали бы интервенцию 71% мужчин (среди женщин — лишь 46%) и 62% лиц старше 35 лет (против 48% тех, кто моложе).
Сразу после парижского теракта 93% французов признались, что видят свою страну перед лицом террористической угрозы (это наивысший показатель с 11 сентября 2001 года). Причем 95% считают, что такая угроза может исходить от автономных групп джихадистов, живущих во Франции (прежний «пик» в 76% был зафиксирован в июне 2014 после нападения на еврейский музей в Брюсселе).

А вот самые свежие данные. В начале октября 76% французов заявили о поддержке участия своей страны в международном военном вмешательстве в Сирии против джихадистов (в мае поддержка составляла лишь 66%). При этом только 56% готовы сказать «да» тому, чтобы французы стали первой ударной силой в наземной военной операции в Сирии — боятся больших потерь…

Но как иначе победить «гидру»?! Ответа на этот вопрос у французов нет: 80% из них уверены, что конфликт будет неизбежно расширяться за границы Ближнего Востока и только 34% испытывают надежду, что он «выродится» сам. Что же, надежда умирает последней.



+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация