Вежливые люди
ВЛ / Статьи

«Кастетом» по врагу

4-08-2015, 01:00
...
1164
 


Разработка Аркадия Шипунова совершила революцию в танковом вооружении

На прошедшей в июне в подмосковной Кубинке выставке-форуме «Армия-2015» внимание широкой общественности было приковано к танковой экспозиции, где все желающие могли увидеть не только стоящие на вооружении Российской армии танки Т-72Б3, Т-80, Т-90, но и бронебойно-подкалиберные, кумулятивные, осколочно-фугасные снаряды, а самое главное – танковые управляемые ракеты, входящие в боекомплекты отечественных машин.

В то же время на стенде Тульского конструкторского бюро приборостроения, входящего в холдинг «Высокоточные комплексы», специалисты вместе с военными из разных стран смогли ознакомиться с таким изделием, как противотанковый ракетный комплекс «Рефлекс» с ракетой 9М119М, выстреливаемой из танковой пушки и способной поражать высокоподвижные, хорошо защищенные цели, в том числе боевые вертолеты, на поле боя как днем, так и ночью в любых погодных условиях.

По мнению как российских, так и зарубежных экспертов, оснащенные «Рефлексами» танки и самоходные артиллерийские установки, в частности такие, как стоящие на вооружении воздушно-десантных войск «Спруты», не только справляются с широкой номенклатурой вражеских целей, но и фактически являются универсальными боевыми машинами. А сами ракеты 9М119М – это высокотехнологические изделия, отличающиеся не только исключительной точностью и надежностью, но и неприхотливостью в эксплуатации.

Следует признать, что появление в арсенале танков ТУР изменило всю систему вооруженной борьбы на поле боя.

Идея и задача

В экспозиции выставки-форума «Армия-2015» в разделе вооружения ракетных войск и артиллерии все желающие могли ознакомиться с принятой на вооружение еще в 1960-х противотанковой пушкой МТ-12 «Рапира», до сих пор применяемой в наших Вооруженных Силах.

Несмотря на неоднократные попытки заменить «Рапиры» на более современные системы поражения, а также на заявления экспертов, считающих, будто противотанковая артиллерия себя изжила еще 30 лет назад, этими 100-мм пушками до сих пор вооружены некоторые противотанковые дивизионы мотострелковых и танковых бригад российских Сухопутных войск.

МТ-12 за счет высокой точности – как говорят эксплуатирующие ее артиллеристы, «снайперская винтовка, попадает на километр в черенок от лопаты», хорошо зарекомендовали себя в многочисленных войнах и вооруженных конфликтах, не столько как противотанковое средство, а как артиллерийская система, поражающая цели прямой наводкой. «Рапиры» эффективно бьют по целям до сих пор.

Но, кроме специалистов, мало кто знает, что в арсенале МТ-12 помимо бронебойных, кумулятивных и осколочно-фугасных снарядов есть и противотанковые управляемые ракеты 9М117, для использования которых дополнительно разворачивается аппаратура прицеливания и наведения, а все вместе это называется управляемым комплексом противотанкового вооружения «Кастет».

Примечательно, что принятый на вооружение еще в начале 80-х годов «Кастет» определил все дальнейшее развитие танковых управляемых ракет, фактически став прародителем новейших комплексов «Рефлекс».

Опыт Великой Отечественной войны, в частности успешное применение истребительных противотанковых артиллерийских полков и дивизионов, заставлял советское военное руководство в 1940–1950-е годы в отличие от своих западных «коллег» уделять пристальное внимание развитию противотанковой артиллерии. Именно благодаря этому были созданы уникальные противотанковые пушки Т-12, а позже и более совершенные МТ-12.

Но уже в 1960-е стало понятно, что возможности ПТП с разработкой и началом выпуска более совершенных танков, а также принятием на вооружение во многих странах противотанковых управляемых ракет, постепенно начинают уменьшаться. Поэтому в начале 1970-х годов в Главном ракетно-артиллерийском управлении Советской армии возникла идея вооружить стоявшие тогда на вооружении Т-12, а также более совершенные МТ-12 управляемыми противотанковыми ракетами.

Идея создать выстреливаемые через ствол орудия танка ПТУРы появилась еще в конце 1950-х после успешного использования в ходе арабо-израильского конфликта в 1956 году французского комплекса SS-11. Ракеты оказались очень эффективными, но требовали времени на развертывание пусковых установок и средств управления, при этом оставаясь очень уязвимыми не только для стрелкового оружия, но в первую очередь для осколков артиллерийских снарядов и минометных мин.

По мнению экспертов, броня танка защищала бы хрупкое оборудование противотанкового комплекса, а также его расчет, само же орудие позволяло бы вести огонь также осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами. Работы по созданию танковых управляемых ракет начались одновременно во Франции, СССР и других странах, но первыми успеха добились Соединенные Штаты Америки, где в 1960 году появилась ПТУР MGM-51 «Шиллела».

Разработчики новой ракеты в самом начале столкнулись с практически непреодолимой трудностью: традиционную для того времени систему управления ПТУР по проводам, соединяющим пусковую установку и ракету и разматывающимся во время полета, невозможно было реализовать на ракете, выпускаемой через ствол. Создатель «Шиллелы» фирма «Филко Форд» предложила оригинальное решение – управлять с помощью теплового луча, который направлялся с танка, а специальный фотоприемник на ракете воспринимал бы команды.

Правда, ИК-система при значительно большей дальности полета ракеты обеспечивала устойчивое управление на дальностях всего 2–2,5 километра. В то же время в отличие от проводов, которые легко обрывались при малейших ошибках оператора при управлении ПТУР, инфракрасный канал обеспечивал гораздо большую надежность и наводчику танка требовалось только удерживать марку прицела на выбранной цели.

Вооружить новейшими ПТУР Пентагон планировал два танка – М551 «Шеридан» и М60А2. Правда, для стрельбы «Шиллелами» для «Шеридана» и «Паттона» существующие в то время орудия не подходили и пришлось создавать специальную 152-мм пушку-пусковую установку, не обеспечивавшую использование всей номенклатуры боеприпасов. Фактически кроме ПТУР MGM-51 танки могли стрелять только специально разработанными для них осколочно-фугасными снарядами.

" В КБП было создано механическое устройство, корректирующее систему координат и позволяющее применять боеприпас не только с места, но и в движении ”
Уникальные американские ПТУР, выпускавшиеся серийно с 1965 года, официально стояли на вооружении армии США 13 лет, до 1978-го. В то же время еще в начале 1970-х их пуски из-за проблем не только в системе управления, но и с самими ракетами практически не проводились.

В Советском Союзе, также начавшем работы по танковым управляемым ракетам в конце 1950-х, только в 1964 году окончательно определились с тактико-техническими требованиям к новым изделиям. Примечательно, что первоначально предполагалось вооружить танки специально доработанными ПТУР «Малютка». На состоявшемся в октябре 1964 года совещании, где присутствовали не только профильные министры, но также и руководители ведущих военно-промышленных предприятий, было решено, что не может быть и речи о создании пушки-пусковой установки, ТУР необходимо выполнить в габаритах штатного снаряда. То есть речь шла о принципиально новой разработке.

На совещании выбор был сделан в пользу разрабатывавшейся в возглавляемом Александром Нудельманом ОКБ-16 (позже – КБ точного машиностроения) темы «Гвоздь». Позже новый противотанковый ракетный комплекс, получивший название «Кобра», вошел в состав вооружения создававшегося тогда основного боевого танка Т-64.

Т-64 с ракетным комплексом 9К112 «Кобра» (ракета 9М112) был принят на вооружение в 1976-м, а через два года в войсках уже появился Т-80Б, также оснащенный новейшим комплексом, разработанным в КБточмаш.

Как и его американские коллеги, Александр Нудельман пришел к выводу о невозможности использования управления по проводам, тем более что 9М112 для использования в автоматах заряжания Т-64 и Т-80 пришлось сделать разделенной. Две части ракеты соединялись непосредственно в стволе с помощью специального замкового устройства.

Для «Кобры» было предложено использовать систему управления по радиокомандам, что обеспечивало дальность применения ТУР на 4000 метров.

Тульское решение

Первоначально новейший противотанковый комплекс было решено адаптировать и для применения со 100-мм ПТП «Рапира». Для сравнения: развивающий скорость более 1500 м/с снаряд МТ-12 способен пробить более 20 сантиметров брони на дальности до одного километра; ракета 9М112 справлялась с 600-мм броней на расстоянии в шесть раз большем.

Правда, ужать 9М112, созданную под 125-мм пушку, стреляющую снарядами раздельного заряжания, под гораздо меньший калибр «Рапиры» не удалось. Поэтому в 1972 году в Тульском конструкторском бюро приборостроения под руководством Аркадия Шипунова была начата научно-исследовательская работа по управляемой противотанковой ракете для 100-мм ПТП.

Следует отметить, что в КБП уже активно изучался вопрос возможного применения в системе наведения лазерного луча. В начале 1970-х подобные технологии только развивались и многие эксперты считали, что, несмотря на серьезные достижения, такие разработки найдут очень ограниченное применение в военном деле. В частности, такого мнения придерживались основные заказчики тульского предприятия – Главное ракетно-артиллерийское управление Советской армии. Но, несмотря на недоверие военных, работы по внедрению лазерных технологий в Конструкторском бюро приборостроения начались еще в 1961 году.

Следует отметить, что главной проблемой для развития лазеров в СССР оказалась сложность с выращиванием искусственных кристаллов. Несмотря на это, Аркадий Шипунов смог сначала договориться с харьковским НИИ «Монокристалл», а в дальнейшем специально для нужд КБП в Ставрополе на заводе химических реактивов был построен отдельный цех, где и выращивались столь необходимые оружейникам минералы.

Отношение военных к лазерным технологиям хорошо иллюстрирует пример из мемуаров Аркадия Шипунова, когда один из высокопоставленных представителей Минобороны на настойчивые предложения КБП развивать систему наведения по лазерному лучу ответил: «Я не знаю, что такое лучевые системы. Я знаю только про лучевую болезнь».

Каким бы ни было отношение к новшеству, уже к началу 1970-х годов на существовавшем тогда технологическом уровне Тульское конструкторское бюро приборостроения разработало компактную систему наведения, которую можно было установить на треноге рядом с пушкой.

Ракету для нового противотанкового комплекса предполагалось ориентировать в лазерном луче, направленном на цель. Для получения информации и команд на ракету в противоположном от цели направлении устанавливался специальный приемник. Такое расположение важнейшего элемента конструкции выбрали с целью защитить ракету от возможных помех противника. Более того, уже тогда Шипунов предполагал скорое размещение на технике систем предупреждения о лазерном облучении, поэтому подсветка цели была меньше по мощности существовавших в то время лазерных дальномеров, что не позволило бы системе противодействия обнаружить его.

В 1974 году Комиссия по военно-промышленным вопросам, рассмотрев проведенную КБП научно-исследовательскую работу, приняла решение приступить к созданию противотанкового ракетного комплекса для вооружения 100-мм пушек Т-12/МТ-12, получившего название «Кастет».

Работу тульским конструкторам несколько облегчило то, что в отличие от танков на «Рапире» был унитарный снаряд и не приходилось разделять конструкцию ракеты, как требовалось на «Кобре». Это позволило реализовать важное техническое решение – установить на «Кастет» систему ориентации, отказавшись от привычной для того времени схемы, когда во время полета на ракету передавались не только команды управления, но и информация о ее положении в пространстве.

Правда, для нормальной работы гироскопов требовалось их выставление до момента выстрела, а это, увы, достаточно сложная и долгая процедура. Для решения проблемы был нужен гироскоп с системой ориентации относительно местной вертикали, что позволяло закладывать ракету в ствол орудия, как обычный штатный боеприпас, без дополнительных манипуляций.

Несмотря на сложность работы, в КБП было создано механическое устройство, ориентирующее систему координат и позволяющее применять боеприпас не только с места, но и в движении. В дальнейшем работы в этом направлении были продолжены, что привело к пониманию принципов создания маятниковых устройств с демпфированием, которые при качке носителя очень быстро устанавливаются в требуемое положение.

Использование унитарных снарядов на «Рапире» также наложило ограничения на конструкцию новой ракеты. В частности, изделие необходимо было делать в габаритах штатного снаряда, фактически вписав в его обводы.

Несмотря на то, что работы по «Кастету» шли полным ходом, Минобороны все же, не доверяя лазерным технологиям, хотело закрыть эту тему. В частности, как аргумент военные использовали то, будто бы флуктуации атмосферы приводят к угловому отклонению оптических лучей, что в свою очередь нарушает работоспособность системы. Но, несмотря на намерение Министерства обороны, работы по «Кастету» были продолжены.

Управляемый комплекс противотанкового вооружения «Кастет» с ракетой 9М117 был принят на вооружение 13 мая 1981 года, и одновременно начались работы по адаптации новой системы для вооружения танков Т-54/Т-55 со 100-мм пушками Д-10Т (комплекс «Бастион») и Т-62 со 115-мм пушками У-5ТС («Шексна»). А позже в результате отработанных на «Кастете» технических решений появятся идеология и алгоритмы разработки танковых управляемых ракет, приведшие к созданию такого уникального комплекса, как «Рефлекс».

Управляемая ракета 9М117 была выполнена по традиционной для КБП схеме «утка». В хвостовой части ракеты размещены блоки бортовой аппаратуры системы наведения с приемником лазерного излучения.

Рядом с МТ-12 на треноге устанавливался прибор лазерного наведения ракеты, с помощью которого оператор вел наблюдение за целью, брал ее на сопровождение. Позже по программе модернизации ПТП «Рапира» была выпущена оснащенная радаром и системами ночного видения МТ-12Р, получившая название «Рута», увеличившая возможности применения «Кастета».

Первые работы по адаптации «Кастета» для танков в Конструкторском бюро приборостроения начались в инициативном порядке еще в 1976 году. Позже, когда работы по созданию «Шексны» и «Бастиона» были одобрены руководством Минобороны, перед тульскими конструкторами встала довольно сложная задача – доработать штатные прицелы ТПН-3 комплексом лучевого управления, как требовали военные. Заказчики в погонах считали, что такое решение позволит без значительной доработки боевых машин установить на них новый комплекс управляемого оружия.

В то же время трудность такой работы заключалась в установке непосредственно в штатный прицел так называемого блока стабилизации зеркала, обеспечивающего необходимую точность наведения линии визирования и информационного луча при движении носителя.

Проведенные исследования, опытно-конструкторские работы и испытания показали, что, несмотря на всю заманчивость идеи, установить в ТПН-3 блок стабилизации, увы, не получится. Необходимо было разработать новый прицел, которым и стал разработанный совместно КБП и ЦКБ «Пеленг» в 1978 году «Кристалл-Б».

Правда, в дальнейшем Аркадий Шипунов все же посчитал, что необходим единый унифицированный лазерный прицел наведения для всех танков с комплексом управляемого вооружения типа «Кастет». Несмотря на значительные сложности, в 1981 году были выпущены первые опытные образцы таких прицелов 1К13, получивших наименование «Неман», а в 1982 году новые прицелы для танков начали серийно поступать в войска.

А вот сама ракета 9М117, несмотря на особенности конструкции пушек Д-10Т и У-5ТС, особых изменений в конструкции не потребовала. Все ограничилось доработкой гильз и разработкой метательного заряда под каждый тип танковой пушки. Для обеспечения стрельбы из 115-мм пушки У-5ТС на 100-мм ракету 9М117 были установлены 115-мм бугели.

Правда, несмотря на всю проделанную КБП работу, «Кастет» проигрывал «Кобре» по одному из важнейших показателей – им нельзя было стрелять с ходу. И тем не менее по итогам государственных испытаний эффективность танков Т-55 и Т-62, оснащенных тульскими комплексами управляемого вооружения «Бастион», «Шексна», выросла в несколько раз, а могущество на больших дистанциях стрельбы уравняла модернизированные танки с новейшими по тем временам Т-64, Т-72 и Т-80.

6 апреля 1983 года комплексы управляемого вооружения «Бастион» и «Шексна» были приняты на вооружение Советской армии.

В чем прорыв

Так что же революционного в «Кастете»? Американские конструкторы использовали для наведения ПТУР «Шиллела» инфракрасную систему наведения. КБточмаш предложило радиокомандную, а Аркадий Шипунов сделал ставку на лазер и не ошибся.

Эта система значительно превосходила по дальности ИК-аналог и не была столь подвержена помехам, как радиокомандная на «Кобре». Более того, полет в луче лазера практически не приводил к потере управления, допуская для оператора значительные послабления в работе по сравнению с системами, где использовались радиокоманды или передача информации по проводам.

Еще одним важнейшим решением, ставшим в настоящее время типовым, стал отказ от передачи на ракету во время полета информации о ее координатах, что упростило систему наведения и управления, установленную рядом с пушкой (в дальнейшем на танках и других носителях).

Несмотря на приличный возраст «Кастетов», они еще продолжают эпизодически использоваться в Вооруженных Силах России. Так, относительно недавно, в 2009 году, на экспериментальных бригадных учениях при переходе на «новый облик» противотанковый артиллерийский дивизион одной из мотострелковых бригад Сибирского военного округа проводили стрельбы 9М117.

«Кастет» стал очередным шедевром выдающегося оружейника Аркадия Шипунова. В этой работе проявился его талант конструктора, а также уникальное видение технических проблем будущего, способность их понять и предсказать. Входящее в состав холдинга «Высокоточные комплексы» Тульское конструкторское бюро приборостроения продолжает выпускать не имеющие аналогов в мире системы вооружения, демонстрируя интеллектуальный потенциал, открывая новые технические возможности и оригинальные пути решения сложных, порой кажущихся невыполнимыми задач.

Автор Алексей Рамм
 


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация